Постнагуализм
20 июля 2019, 03:54:04 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
В разделе "Свободная территория" можно общаться без регистрации!
    Логин          Пароль
 
   Начало   Помощь Правила Поиск Войти Регистрация Чат  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Графу Ртути посвящаеца  (Прочитано 1944 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
sham
sham.org.ru
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 3905


ИН ЛАК'ЕШ


« : 27 апреля 2013, 20:21:38 »

возможно, что граф
таки напишет опус магнум "Интент, интенциональность и интеллект"
для остальных - текст эталон подхода науковников
и вызов
пркратить пиздобольство

это из диссертации защищенной в 2006 году
Специальность 19.00.02 – «Психофизиология» (психологические науки)
Глава 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1. Общие представления о внимании

Несмотря на то, что проблеме внимания посвящены тысячи работ, включая фундаментальные обзоры и сборники, она до настоящего времени остается одной из актуальнейших и достаточно слабо изученных проблем психологии и психофизиологии /Выготский Л.С., 1982; Гоноболин Ф.Н., 1955, 1972; Гальперин П.Я., Кабыльницкая С.Л., 1974; Добрынин Н.Ф., 1958; Дормашев Ю.Б., Романов В.Я., 2002; Ересь Е.П,, 1974; Лурия А.Р., 1975; Маклаков, 2003; Суворов Н.Ф., Таиров О.П., 1985; Хрестоматия по вниманию, 1976; James W., 1890; Posner M., Petersen S, 1990; Russel E., D`Hollosy M., 1992 и др./. Об этом свидетельствует, в частности, наличие множества, как дополняющих друг друга, так и взаимоисключающих определений самого феномена внимания.
Так, некоторые авторы утверждают, что внимание не может рассматриваться как самостоятельное явле¬ние, поскольку оно в той или иной мере присутствует в любом другом психиче¬ском процессе. Другие, наоборот, отстаивают самостоятельность внимания как психического процесса. С другой стороны, существуют разногласия в том, к какому классу психиче¬ских явлений следует отнести внимание. Одни считают, что внимание — это по¬знавательный психический процесс. Другие связывают внимание с волей и дея¬тельностью человека, основываясь на том, что любая деятельность, в том числе и познавательная, невозможна без внимания, а само внимание требует проявления определенных волевых усилий /Маклаков А.Г., 2003/.
Сравнительно с другими психическими явлениями и процес¬сами феноменология внимания располагает рядом специфичес¬ких черт. Первая из них — отсутствие четких границ области явле¬ний внимания. Внимание, на первый взгляд, никогда не выступает изолированно от других феноменов, переплетается и сливается с ними в единое целое. Вторая особенность заключается в том, что субъективные явления внимания как бы уходят на периферию сознания, проявления объективные нередко замас¬кированы элементами целенаправленного поведения, которому оно служит. У здорового бодрствующего ин¬дивида внимание обычно не осознается. Именно поэтому научное иссле¬дование внимания столь долго откладывалось. Третья особенность феноменологии внимания заключается в пе¬строте и разнородности входящих в нее явлений. Разнообразие явлений внимания подчеркивалось еще У. Джеймсом /James W. , 1890/. Смешение столь разнородных явлений под общей шапкой «внимание» Д. Берлайн считает наиболее серьезным препятстви¬ем на пути его изучения. Он утверждает, что эти феномены совер¬шенно различны, поскольку возникают независимо друг от друга и подчиняются разным факторам и закономерностям /Berlyne D., 1970/.
В связи с разнообразием явлений и множеством свойств внима-ния возникает особая проблема их систематики. Так, У. Джеймс, классифицируя виды внимания, опирался на данные житейского опыта и самонаблюдения, и наиболее существенной считал фун¬кцию отбора /Джемс У., 1902/. Другие авторы закладывали в основа¬ние своих классификаций оригинальные концепции внимания. Центральным моментом систематики в этих случаях становится различение процессов и результатов внимания. Результат специ-фицировал внимание как таковое, а особенности процесса наво¬дили на видовую классификацию /Вундт В., 1912; Ланге Я., 1893; Рибо Т., 1890; Титченер Э.Б., 1914/.
Внимание проявляется как на уровне перцептивных, так и когнитивных процессов, а также процессов организации целесообразного и целенаправленного поведения. Как полагают, в частности, М. Люис и Н. Балдини (Attention and cognitive development, 1980), использование механизма сканирования всех образов памяти для организации целесообразного поведения невозможно, так как это слишком неэффективно. Перцепцию, поиск в памяти и восприятие текущих событий, характеристики строящегося на этой основе поведения определяют доминирующие интенции (планы и намере¬ния) в соответствии с информацией, имеющейся в существующих когнитивных струк¬турах. Они полагают, что существуют два уровня или две системы сен¬сорного анализа, два уровня выработки ког-нитивных правил и петля обратной связи, которые реализуют следующую последова¬тельность: настройка — уточнение — наст-ройка — результат. Настройка относится к сенсорной сфере, уточнение (или выработка признаков) и результат — к когнитив¬ной. Оба процесса (или обе операции) существуют вместе, каждая необходима для другой, и, существуя как бы в едином колебательном контуре, они переводят стимульное событие из «об¬щего энергетического состояния» в «высокодифференцированное информационное со¬стояние». Существенное значение при этом имеют именно процессы внимания. Любой стимул вначале вызывает недифференцированную активацию и сенсорное «фокусирование» в системе первого уровня. Вслед за этим происходят уточнение и переработка полученной информации в соответствии с простыми когнитивными правилами и прошлым опытом. Если когнитивные правила этого уровня удовлетворяются, ориентировочная реакция или какое-то простое поведение прекращаются. Если правила не выполняются, включается более высокий уровень. Возобновляется настройка и фокусировка анализаторов, а    исследование и уточнение происходят в соответствии с когнитивными правилами этого уровня. Эти процессы повторяются до тех пор, пока не достигается достаточного соответствия на когнитивном уровне, после чего, согласно когнитивным правилам этого уровня, выполняется поведенческая реак¬ция. Авторы считают, что первая система — это «орган» пассивного, непроизвольного внимания, а вторая — ассоциативного про¬извольного внимания, как они были выделе¬ны У. Джемсом /James, 1890/ и выделяются в большинстве схем внимания.
В отечественной психологии внимание принято понимать как направленность психической деятельности и сосредоточенность ее на том или ином объекте, имеющем для личности определенную значимость /Гоноболин Ф.Н., 1955, Добрынин Н.Ф., 1958; Дубровинская Н.В., 1985; Психология индивидуальных различий, 1982/. Направленность внимания отражает избирательный характер психической деятельности, отбор определенной информации. Это не только выбор объекта деятельности, но и поддержание психической деятельности в направлении этого объекта. Сосредоточенность внимания – это процесс углубления сознания в объект внимания с одновременным отвлечением от всего постороннего.
Таким образом, под общим названием «внимание» объединяется множество разнородных явлений, подчиняющихся разным факторам и закономерностям и, возможно, имеющих различную природу /Романов В.Я., Дормашев Ю.Б., 1993/. А так как внимание является тем уникальным психическим процессом, без участия которого не обходится осуществление ни одного психического акта, то уточнение психофизиологических механизмов отдельных свойств внимания представляется актуальной научной задачей.
Внимание характеризуется различными свойствами. В данной работе рассматриваются основные свойства внимания: интенсивность, устойчивость и переключаемость. Интенсивность внимания (концентрированность) отражает степень сосредоточенности на том или ином предмете. Устойчивость внимания – продолжительность фиксации внимания на одном и том же объекте. Она может быть физиологической (не более нескольких секунд) и психологической (в пределах десятков минут) /Маклаков А.Г., 2003/. В дальнейшем мы будем иметь в виду психологическую устойчивость. Переключаемость внимания – способность к произвольной смене объекта сосредоточения внимания.

1.2. Особенности формирования внимания в онтогенезе

Как известно, морфофункциональное созревание мозга не завершается к моменту рождения ребенка. В дошкольном и младшем школьном возрасте продолжают формироваться те структурные и функциональные механизмы, которые являются основой многообразных психических процессов. При этом, как по своим качественным характеристикам, так и по темпам созревания структур мозга этот период может быть разделен на несколько этапов.
Наиболее интенсивен темп созревания структур мозга в раннем возрасте. Уже в течение первых месяцев жизни ребенка созревание нейронов и их связей создает возможность перехода от локального реагирования на основе генетически жестко запрограммированных связей к обработке информации с участием различных подкорковых и корковых структур на основе обучения. Это определяет формирование способности к идентификации обобщенных признаков объекта, его опознанию. Привлечение внимания к стимулу облегчает его восприятие. Изменение функциональной организации мозга, связанное с широким вовлечением его структур в механизмы центральной интеграции, создает основу для формирования системной деятельности мозга в раннем детском возрасте, обеспечивает адаптивное реагирование на внешние воздействия и развития  коммуникативной функции ребенка.
В дошкольном и младшем школьном возрасте прогрессивные преобразования, связанные с совершенствованием ансамблевой организации нейронных сетей мозга, особенно его ассоциативных отделов, переводят организацию психических функций на качественно иной уровень. Преимущественно генерализованное вовлечение областей коры в информационные процессы, характерное для предшествующего периода, сменяется их специализированным участием в реализации отдельных перцептивных и когнитивных операций и организацией избирательных динамических функциональных нейронных сетей в соответствии с конкретно реализуемым видом деятельности.
В целом, формирование функциональной организации мозга – процесс нелинейный, сочетающий этапы постепенного развития и периоды значительных качественных преобразований. Это отражается и на формировании одной из базовых психических функций, а именно, внимания, которое претерпевает существенные изменения в онтогенезе, что позволяет говорить о формировании его отдельных свойств и видов вплоть до подросткового и даже юношеского возраста /Фарбер Д.А. и др., 1990, 2000/.
Первые проявления внимания у новорожденного связаны с ориентировочным рефлексом, возникающим в ответ на неожиданные или сильные раздражители. Таким образом, система внимания, обеспечивающая селективное восприятия внешней информации, что имеет существенное значение для выживания и функционирования механизмов, формирующих познавательную деятельность ребенка, начинает функционировать сразу после его рождения. Простейшие формы внимания в возрасте ребенка до 2-3 месяцев обуславливают его способность отслеживать движущиеся объекты с помощью движений глаз. Это так называемое «открытое внимание», которое, как полагают, может осуществляться за счет функционирования переднего двухолмия и проекционной зрительной коры. По мере включения в восприятие непроекционных отделов коры больших полушарий внимание ребенка начинают привлекать не только перемещающиеся, но и неподвижные незнакомые объекты, то есть формируется способность выделения параметра новизны, что возможно только при сравнении нового с уже знакомым. Более того, с 6-тимесячного возраста предпочтение отдается именно новым движущимся объектам, которые привлекают более пристальное внимание, по сравнению со статичными и знакомыми объектами. Важную роль в эмоциональной оценке фактора новизны играют лимбико-кортикальные структуры. Уже в 8 месяцев младенец на основе индивидуального опыта способен направлять внимание в прогнозируемое место появления движущегося предмета, исчезнувшего за ширмой, или экспериментатора, спрятавшегося за дверью после игры /Фарбер Д.А. и др., 2000/.
В возрасте от 1 года до 3 лет формируется контролирующая функция внимания. Об этом свидетельствует, в частности, то обстоятельство, что ребенок способен реализовать все большее количество команд – инструкций. Именно новизна становится определяющим фактором привлечения внимания, формирования познавательной потребности в форме стремления к впечатлениям. К предпочтению новизны  прибавляется стремление к разнообразию, что связывается с активным вовлечением в процесс внимания ключевой структуры лимбического мозга – гиппокампа. Таким образом, все больше признаков попадает в сферу внимания ребенка.
С 4 до 7 лет наблюдается быстрое нарастание объема внимания. Для устранения возможной избыточности информации формируется система дифференцирования новых стимулов по их значимости в каждой конкретной ситуации. Формируется способность произвольной регуляции перцептивной и когнитивной деятельности согласно информации, содержащейся в инструкции. Как было продемонстрировано Н.В. Дубровинской (1985), дети 3-4 лет практически не в состоянии подчинить свои действия внешним управляющим влияниям. Они допускают множество ошибок, так как непосредственные признаки предъявляемых стимулов для них важнее содержания инструкции. Дети 5-7 лет ведут себя по иному. Они значительно быстрее выполняют задания, допускают меньше ошибок, которые способны сами корректировать, работают сосредоточенно, не отвлекаясь.
Специфика мозговой организации внимания во многом определяет функциональные возможности ребенка в познавательной деятельности, что наиболее отчетливо проявляется при систематическом обучении в школе. В возрасте 7-8 лет как непроизвольное, так и произвольное внимание все еще носят отчетливые признаки незрелости. Они более выражены для произвольного внимания, прогрессивное развитие которого отмечается в возрасте 9-10 лет. Формирующееся на протяжении младшего школьного возраста произвольное внимание  обеспечивает повышение эффективности решения различных задач. Отмечается повышение эффективности решения зрительно-пространственных задач, выполнения мыслительных операций, двигательной деятельности.
Последующие преобразования, связанные с совершенствованием функции внимания, приходятся на стадию полового созревания и носят выраженный нелинейный характер.
Таким образом, на ранних этапах онтогенеза происходит прогрессивное формирование внимания как одного из базовых психических процессов, имеющего целый ряд характеристик и определяющего системную организацию интегративной деятельности мозга. Последнее напрямую связано с его морфо-функциональным созреванием, даже незначительные отклонения которого от возрастной нормы наряду с другими факторами существенным образом сказываются как на характеристиках самого внимания, так и особенностях интегративной деятельности мозга ребенка в целом.     

1.3. Механизмы внимания и его свойств

Формирование нервных механизмов мозга, обеспечивающих реализацию перцептивной и когнитивной деятельности – процесс, охватывающий весь начальный период онтогенеза. Основные преобразования функциональной организации мозга в этот период связаны с переходом от локальных процессов, обеспечивающих элементарный анализ сенсорной информации и построение простых двигательных действий, к системной организации динамических функциональных нервных сетей, включающих топографически разнесенные нервные центры, специализированные на реализации отдельных операций. Последнее отражается и на формировании внимания.
Хомская Е.Д. (1972) рассматривает селективное внимание как результат специфической деятельности отбора соответствующей информации с одновременным игнорированием другой, как процесс длительного удержания определенного стимула в сознании и как процесс контроля над деятельностью с этими стимулами.
Исследование нейрофизиологических механизмов внимания – методически достаточно сложная задача.  Одна из сложностей изучения этого феномена состоит в том, что внимание, в отличие от других психических процессов, не существует в чистом виде /Дормашев Ю.Б., Романов В.Я., 2002; Маклаков А.Г., 2003 и др./. Оно представлено характеристиками других психических процессов или способом их организации, то есть их системным проявлением. Вследствие этого, внимание изучается в моделях деятельности, связанных с восприятием, запоминанием (удержанием в памяти), воспроизведением информации, бдительностью и т.д. /Дормашев Ю.Б., Романов В.Я., 2002; Хрестоматия по вниманию, 1976/.
Другая особенность внимания состоит в том, что особенности его формирования в онтогенезе определяют развитие как всех других частных психических процессов, так и особенности восприятия, мышления, поведения в целом.
Первые проявления внимания у новорожденных связаны с ориентировочной реакцией. Сначала она развивается на физически более сильные, и лишь затем – новые раздражители. Как известно, нейрофизиологические механизмы ориентировочного рефлекса связаны, с одной стороны, с активностью ретикулярной активирующей системы, а с другой, структурами гиппокампа и расположенными в них нейронами новизны /Соколов Е.Н., 1966/ . Более позднее созревание структур лимбической системы, по сравнению со стволовыми образованиями, обуславливает то, что фактор новизны приобретает существенное значение лишь во второй половине первого года жизни ребенка. Завершение этого периода развития приходится на возраст 3 лет, когда вместе с развитием гиппокампа формируется контролирующая функция внимания. Однако устойчивость внимания в этом возрасте остается все еще достаточно низкой.
Формирование устойчивого внимания у детей 5-7 лет /Дубровинская Н.В., 1985/ совпадает по времени с завершением второго периода интенсивного развития цитоархитектоники лобной коры. Однако и в 7-8 лет как произвольное, так и непроизвольное внимание носят черты незрелости. Это свидетельствует о том, что система активации, направленной на оценку информационной составляющей среды, еще недостаточно сформирована. Не завершилось формирование как кортикальных структур, связанных с произвольным вниманием, так и подкорковых структур, в частности, мезенцефалической ретикулярной формации и структур лимбической системы, которые обуславливают реализацию его непроизвольных форм. Лишь к 9-10 годам по мере углубления прогрессивных структурных преобразований в различных областях коры и их возрастающей специализации совершенствуются механизмы произвольного внимания. При этом регуляторные системы мозга обеспечивают не только избирательное вовлечение корковых зон в деятельность, но и оказывают облегчающее внимание на отдельные операции, осуществляющиеся с их участием. Произвольное внимание, направленное на выделение значимого стимула, приводит к дифференцированному облегчению в каждой корковой зоне тех компонентов вызванной активности, которые в наибольшей степени отражают ее функциональную специализацию. При успешном решении различного рода задач выявляются четкие функциональные констелляции нервных центров, задействованных в их реализации /Фарбер Д.А. и др., 1990, 1991/.
Одной из основных характеристик внимания является его избирательность. Как полагают, в основе формирования этого свойства лежит механизм отбора структур и сетей мозга, имеющих в конкретный момент времени сходное функциональное состояние, которое определяется как специфическими входными воздействиями, так и состоянием регулярных структур мозга /Дубровинская Н.В., 1985/. К ним относятся  ретикулярная неспецифическая система, лимбические структуры и высший контролирующий центр – лобная кора. Именно лобным отделам коры принадлежит ведущая роль в формировании активационных посылок к элементам складывающейся констелляции и торможении незадействованных в данной деятельности структур мозга. Основой этих влияний лобной коры является проинтегрированная в ее структурах информация из внешней среды, модулированная конкретными потребностями и целями.
В общих словах можно сказать, что процесс внимания связан с бодрствованием и сознанием и регулируется общим нервным механизмом – иерархически организованной неспецифической системой, работающей совместно со специфическими образованиями мозга. В этой системе можно выделить несколько уровней: уровень ретикулярной формации ствола; уровень таламических, гипоталамических, лимбических образований; уровень новой коры. В основе высших форм внимания лежит кортикофугальное влияние на неспецифические образования разных уровней. Гетерохрония созревания отдельных компонентов этой системы в онтогенезе может обусловить специфику механизмов корковой активации, а следовательно, возрастные особенности осуществления процессов внимания /Дубровинская Н.В., 1985/.
Таким образом, функция внимания реализуется при участии многих структур мозга разного уровня, постепенно и гетерохронно созревающих в онтогенезе. Это определяет выраженную возрастную специфику внимания и его прогрессивные возрастные преобразования. Однако нейрофизиологические механизмы формирования различных свойств внимания имеют как различные, так и общие звенья, что и обуславливают особенности формирования в онтогенезе и реализации каждого из них, а также внимания как системного свойства. Гетерохронно созревающая система внимания оказывается весьма уязвимой даже по отношению к весьма незначительным отклонениям в созревании и функционировании многочисленных структур мозга, что и обуславливает многообразие механизмов и соответствующих проявлений отклонений в формировании этого свойства. 
1.4. Электрографические корреляты внимания и его нарушений

Экспериментальные исследования показывают, что формирование психических функций в онтогенезе теснейшим образом связано с динамикой созревания структур мозга ребенка, одним из проявлений которого является динамика его суммарной спонтанной и вызванной биоэлектрической активности /Мачинский Р.И. и др., 1990,  Кирой В.Н. и др., 2002/.
В литературе имеется достаточно много работ, посвященных изучению возрастных особенностей биоэлектрической активности голо¬вного мозга /Фарбер Д.А., Алферова В.В., 1972; Фарбер Д.А., Дубровинская Н.В., 1983; Фарбер Д.А. и др., 1990, 1999; Князева М.Г., Фарбер Д.А., 1991; Френкель Г.М., 1994; Шеповольников А.Н. и др., 1997, Thatcher R., 1992 и др./. При этом внимание уделяется не только активности больного мозга /Благосклонова Н.К., Новикова Л.А., 1994;  Boyd S., Harden A., 1994), но и исследованию практически здоровых детей и детей с функциональ¬ными нарушениями нервной системы /Барашнев Ю.И., Лицеев А.Э., 1995; Ильенко Л.И. и др., 1996; Поморцев А.В. и др., 1998; Халецкая О.В., Трошин В.М., 1998, Lubar J., 1991, Coull J., 1998 и др./. Несмотря на это, и сегодня генез таких нарушений до конца неизвестен. Дискутируются и вопросы о механизмах нарушения процесса созревания ЦНС. Как правило, обнаруживаемые у детей отклонения связываются при этом не с собственно повреждениями мозговой ткани, а рассматриваются как проявления не¬зрелости и дисфункции стволовых регуляторных структур /Фарбер Д.А.  и др., 1990; Лукашевич И.П. и др., 1994, 1996, 1998; Lavar J., Fran К., 1998/. При этом до сих пор не существует единого мнения относительно того, какие ЭЭГ-показатели наиболее отчетливо отражают уровень зрелости биоэлектрической активности мозга. Вместе с тем, знание возрастных особенностей и закономер-ностей становления биоэлектрической активности мозга детей имеет существенное значение для решения целого комплекса как фундаментальных теоретических, так и прикладных проблем.
Экспериментально показано, что элект¬рическая активность мозга практически здоровых детей в возрасте от 1 до 7 лет в состоянии покоя характеризуется преобла¬данием медленных ритмов и наличием распреде¬ленных в виде групп одиночных волн (1 год) или множественных волн (6-7 лет) альфа-подобных ко¬лебаний частотой около 8 в секунду /Королева Н.В. и др., 2002/. Созревание биоэлектрической активности головного мозга детей связано с возрастанием мощности и средней частоты альфа-ритма, снижением мощности дельфа-ритма, усилением выраженности зональных различий альфа-активности, а также характером реакции активации, которая все более выражено проявляется  десинхронизацией альфа-активности. Однако и в возрасте 5-7 лет реакция активации в электроэнцфалограмме в ответ на новый стимул проявляется как в виде зрелой формы (десинхронизация альфа–ритма), так и в виде ее более раннего онтогенетического варианта (усиление тета-активности). При этом, по сравнению с детьми 9-10 лет, десинхронизация альфа-ритма отличается меньшей длительностью и большим латентным периодом /Фарбер Д.А,, Алферова В.В., 1972; Дубровинская Н.В., 1985/. К 9-10 годам по мере созревания структур коры и совершенствования механизмов неспецифического контроля, произвольное внимание, направленное на выделение значимого стимула, приводит к дифференцированному облегчению в каждой корковой зоне лишь тех компонентов вызванного ответа, которые в наибольшей степени отражают ее функциональную специализацию. И лишь к 16-17 годам отчетливо выявляются свойственные зрелому типу ЭЭГ корреляты непроизвольного и произвольного внимания, возрастает избирательность функциональной организации разных видов произвольной деятельности.
Вплоть до недавнего времени отклонениям в формировании внимания в онтогенезе не уделялось должного внимания. Однако такой подход оказался недостаточно продуктивен. В последние годы отклонение в развитии внимания у детей рассматривается как одна из базовых причин, обуславливающих отклонения в развитии ребенка в целом. Одним их свидетельств тому является введение в МКБ-10 новой нозологической единицы – синдрома дефицита внимания (СДВ).
Среди причин этого нарушения существенное значение имеют отклонения в развитии неспецифических систем мозга, определяющих уровень текущего бодрствования и внимания /Хомская Е.Д., 1972/. Особое место среди них принадлежит ретикулярной формации ствола мозга и неспецифической таламической системе /Кирой В.Н. и др., 2002/. Созревание указанных структур и возрастные особенности их взаимодействия определяют, прежде всего, развитие непроизвольного внимания как компонента ориентировочного рефлекса /Соколов Е.Н., 1966/. ЭЭГ-проявления нарушений внимания у детей разных возрастных групп имеют при этом некоторые отличия. Они обнаруживаются, в частности, при изучении характеристик ориентировочной реакции. У детей младшего возраста компоненты ориентировочной реакции слабо выражены, что обусловлено гипофункцией восходящей активирующей системы. В старшем школьном возрасте предъявление новой, даже незначимой информации приводит к усиленной активации коры, что отражает гиперфункцию активирующей ретикулярной формации ствола. Вследствие этого, если в младшем школьном возрасте характерными проявлениями нарушений внимания являются его слабость и неустойчивость, то у старших школьников, при сохранении этих симптомов, превалирует недостаточная селективность внимания как отражение сниженной способности к игнорированию незначимой информации /Переслени Л.И., Рожкова.Л.А., 1993/.
Неспецифические подкорковые структуры находятся под регулирующим контролем большого мозга, в частности, передних областей коры больших полушарий /Лурия А.Р., 1973; Хомская Е.Д., 1972/. Морфо-функциональное созревание лобных отделов коры и становление их регулирующих влияний на активность подкорковых образований наиболее интенсивно протекает в 7-9 лет /Дубровинская Н.В., 1985/ и проявляется, в частности, в возрастных характеристиках произвольного внимания. Несформированность или дефицит таких свойств внимания, как устойчивость и селективность, определяет недостаточную эффективность процессов переработки информации. Это находит отражение в особенности преднастройки к восприятию сенсорных сигналов (процессов вероятностного прогнозирования) и в характеристиках компонентов ориентировочной реакции. Гипофункция активирующей ретикулярной формации ствола мозга может обуславливать слабую выраженность компонентов ориентировочной реакции. Это может быть следствием, также, несформированности корково-подкорковых взаимодействий, проявляющейся и в особенностях фоновой ритмики. Обнаруживаемая незрелость, по-видимому, является основной причиной трудностей привлечения внимания к новой информации, неустойчивости внимания при необходимости выполнения длинного ряда операций /Переслени Л.И., Рожкова Л.А,,  1993/.
Одной из причин незрелости электрической активности коры больших полушарий мозга детей с СДВ является отставание в развитии и функциональном созревании подкорковых регуляторных структур. Признаками последнего на уровне суммарной электрической активности мозга является снижение частоты основного (альфа) ритма, несформированность его временных и пространственных характеристик, полиритмичность, следование электрической активности мозга ритму световых мельканий на низких (4-6 Гц) частотах. Согласно результатам онтогенетических исследований, низкая частота альфа-ритма и его полиритмия соответствуют более ранним этапам онтогенеза /Новикова Л.А., Фарбер Д.А., 1975/. Неустойчивость внимания, низкий уровень познавательной активности и работоспособности, характерные для детей этой категории, могут быть обусловлены наряду с незрелостью собственно коры большого мозга изменениями функционирования регуляторных структур ствола, и в первую очередь, таламо-кортикальных и корково-таламических (в частности, фронто-таламических) образований /Лукашевич И.П. и др., 1994/.

если будет интересно
продолжу
текст
Записан

"оказаться ни с чем после жизни, наполненной дисциплиной и тяжким трудом, ничуть не лучше, чем остаться беспомощным после бесцельно и бестолково прожитой жизни обычного человека" http://www.eminem.com/videos
Ртуть
Гость
« Ответ #1 : 28 апреля 2013, 20:13:57 »

  Спасибо Шам, давай дальше, хотя это малость и не то, но то, что сегодня не то, завтра может быть именно то, что надо. Внимание как феномен изучен сравнительно мало, и такая информация может быть полезна для изучения в целом.
Записан
sham
sham.org.ru
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 3905


ИН ЛАК'ЕШ


« Ответ #2 : 28 апреля 2013, 21:30:36 »

детей в России с СДВГ  1-2 миллиона

бросают школу  32-40%
редко заканчивают ВУЗы  5-10%
имеют меньше друзей или совсем их не имеют  50-70%
плохо справляются с работой  70-80%
втягиваются в антисоциальную деятельность  40-50%
беременеют в подростковом возрасте  40%
заражаются венерическими заболеваниями  16%
чаще превышают скорость и попадают в аварии
страдают депрессией  20-30% и расстройствами личности  18-25% во взрослом состоянии

ПРИЗНАКИ ГИПЕРАКИВНОСТИ-ИМПУЛЬСИВНОСТИ
cимптомы должны возникать «часто» или чаще, чем обычно
совершает беспокойные движения руками или ногами или ерзает на месте
оставляет свое место в классе, когда не следует
чрезмерно бегает и прыгает
с трудом может играть спокойно
“целый день на ногах” или “носится как заведенный”
избыточно говорлив
выпаливает ответы прежде, чем услышит вопросы
с трудом дожидается своей очереди
прерывает или вмешивается в разговор

Записан

"оказаться ни с чем после жизни, наполненной дисциплиной и тяжким трудом, ничуть не лучше, чем остаться беспомощным после бесцельно и бестолково прожитой жизни обычного человека" http://www.eminem.com/videos
sham
sham.org.ru
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 3905


ИН ЛАК'ЕШ


« Ответ #3 : 28 апреля 2013, 21:33:10 »

увеличение таких деток
связано с изменениями
"вагинальной половой ебли" = обстоятельств зачатия = диспозиций имонаций коконов
....
тем кому интересно
можно продолжить
вдумчивое обсуждение

для Графа перейдем в академическое русло
Записан

"оказаться ни с чем после жизни, наполненной дисциплиной и тяжким трудом, ничуть не лучше, чем остаться беспомощным после бесцельно и бестолково прожитой жизни обычного человека" http://www.eminem.com/videos
sham
sham.org.ru
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 3905


ИН ЛАК'ЕШ


« Ответ #4 : 28 апреля 2013, 21:35:05 »

Синдром дефицита внимания (СДВ)

1.5.1. Психологические и клинические проявления СДВ
Как отмечалось выше, в последние годы отклонения в развитии внимания у детей стали предметом многочисленных исследований. Синдром дефицита внимания (СДВ) рассматривается как одна из базовых причин, обуславливающих отклонения в развитии ребенка в целом.
Наиболее часто встречающимся хроническим расстройством поведения у детей и подростков, характеризующимся высокой двигательной активностью, импульсивностью, невнимательностью, является СДВ с гиперактивностью (СДВГ). По данным разных авторов, последнее имеет место у 2 % – 20 % детей школьного возраста /Бадалян Л.О. и др., 1993; Уэндер П., Шейдер Р., 1998; Neuwirth Sh., 1999 и др./ .
Согласно классификации Американской психиатрической ассоциации DSM-1V (1994),  выделяет три типа СДВ:
1) с преимущественным нарушением внимания,
2) с преобладанием гиперактивности / импульсивности и
3) с сочетанием нарушений внимания и гиперактивности / импульсивности (объединенный тип).
Первые проявления этого синдрома могут обнаруживаться у детей на первом году жизни. Обращает на себя внимание беспокойство, повышенная возбудимость ребенка, нарушение сна. В возрасте 2-4 лет обнаруживаются отклонения в поведении, гиперактивность, невнимательность, непослушание, часто – задержка речи. Как правило, синдром выявляется в школьном возрасте. В младшем школьном возрасте такие  дети  чрезвычайно подвижны, беспокойны, не могут усидеть на месте во время урока, постоянно крутятся, отвлекаются. Дефекты концентрации внимания обусловливают их низкую успеваемость, несмотря на достаточно сохранный интеллект. Вследствие этого, у большинства из них возникают сложности во взаимоотношениях с окружающими, в школе и в семье. Последнее связано с их непослушанием, недисциплинированностью, зачастую упрямством, навязчивостью, неаккуратностью, эмоциональной неустойчивостью, вспыльчивостью, агрессивностью, неспособностью улавливать оттенки межличностных взаимоотношений. Неприятие таких детей окружающими способствует формированию у них неуверенности в себе, низкой самооценки. Сочетание этих признаков с психическими расстройствами, включающими тревожность, депрессию, агрессивность, способствует более тяжелому течению заболевания, повышает риск социального неблагополучия для этих детей /Бадалян Л.О. и др., 1993; Уэндер П., Шейдер Р., 1998; Cowan D., 2000; Neuwirth Sh., 1999 и др./.
Клиническую картину СДВГ определяют не только избыточная двигательная активность и импульсивность поведения, но также нарушения когнитивных функций (внимания и памяти) и двигательная неловкость, обусловленная статико-локомоторной недостаточностью /Заваденко Н.Н. и др., 1997/. Эти проявления в значительной степени связаны с недостаточностью организации, программирования и контроля психической деятельности и также указывают на важную роль дисфункции префронтальных отделов больших полушарий коры головного мозга в генезе СДВГ.
Дефицит торможения в сенсомоторной системе находит свое выражение и в нейрофизиологических характеристиках СДВГ. В электроэнцефалограмме (ЭЭГ) гиперактивных детей выявлено увеличение мощности альфа-, тета- и снижение – бета-частот в ЭЭГ лобных областей, усиление их межполушарной когерентности /Горбачевская Н.Л. и др., 1996/. Преобладание тета- колебаний – один из наиболее отчетливых признаков ЭЭГ детей с СДВ. По сведениям, приводимым Горбачевской и др. (1996), у детей с СДВГ отмечалось снижение мощности колебаний с частотой 9,5-20 Гц в ЭЭГ всех зон коры (особенно выражено – в центральных отделах правого полушария) и увеличение частот 4-7 Гц (в ЭЭГ височных областей при привлечении внимания). Эти изменения были наиболее выражены в группе детей с генетической природой заболевания и минимально – среди детей, у которых ведущую роль в генезе синдрома играли негрубые нарушения ЦНС в результате патологии течения беременности и родов. Наиболее существенные отличия от нормально развивающихся детей отмечались в возрастной группе 9-10 лет.
Физиологические механизмы нарушения внимания у детей разных возрастных групп имеют некоторые отличия, которые удается установить при исследовании характеристик ориентировочной реакции (ОР). Слабая выраженность компонентов ОР в младшем возрасте, обусловленная гипофункцией восходящей активирующей системы вследствие несформированности корково-подкорковых взаимоотношений, в старшем школьном возрасте сменяется усиленной активацией коры при предъявлении новой незначимой информации по причине гиперфункции активирующей ретикулярной формации ствола. Поэтому, если в младшем школьном возрасте характерными проявлениями нарушения внимания являются его слабость и неустойчивость, то у старших школьников, при сохранении этих симптомов, превалирует недостаточная селективность внимания, как отражение сниженной способности к игнорированию незначимой информации /Переслени Л.И., Рожкова Л.А., 1993/.
Для оценки степени нарушения внимания при СДВГ применяется метод вызванных потенциалов (ВП) /Hillyard S. et al., 1973; Winsberg B. et al., 1993/. Этот метод основан на регистрации биоэлектрической активности мозга человека в процессе выполнения им различных заданий. ВП, выделенный из ЭЭГ путем суммации и усреднения большого количества проб, состоит из позитивных и негативных колебаний. Отдельные компоненты в сложной структуре ВП, характеризующиеся определенным латентным периодом (ЛП), полярностью и амплитудой, по-разному связаны с сенсорной модальностью и характеристиками стимулов, которые их вызывают.  Для исследования механизмов направленного внимания используется регистрация  ВП, возникающих в вероятностной ситуации «оddball» парадигма (задача испытуемого при этом состоит в опознании в серии стимулов случайных, отличающихся по некоторым параметрам сигналов – значимых стимулов). Негативный компонент, появляющийся в данной ситуации при сосредоточении внимания в лобно-центральной области с ЛП порядка 200 мс, обозначается N2. Следующая за негативным отклонением позитивная волна с пиком латентности порядка 300 мс – компонент Р3. В соответствии с одной из гипотез, компонент Р3 является коррелятом, процессов, отражающих изменения внутренней нейронной модели стимула (Hillуard S. et al., 1973). Согласно этой модели, человек постоянно конструирует ожидание определенного типа информации, и детерминантом Р3 является степень, с которой то или иное событие требует корректировки модели.
При использовании как слуховой /Winsberg B. et al., 1993/, так и зрительной /Taylor M. et al., 1993/ «оddball» методики у детей с СДВГ обнаружено удлинение латентности и уменьшение амплитуды волны P3 в сравнении с группой контроля, а также увеличение латентности волны N2. Эти изменения могут отражать нарушение процессов опознания и дифференцировки и, возможно, обусловлены повышенной отвлекаемостью при данной патологии. Поскольку в формировании волны N2 принимают участие височная область и ассоциативные теменные доли, а ответственность за генерацию пика P3 принадлежит лобным долям /Гнездицкий В.В., 1997/ изменения когнитивных потенциалов при СДВГ могут быть следствием вовлечения в патологический процесс указанных отделов мозга.
Для исследования компонентов ВП, отражающих процессы селекции действий, связанные с ожиданием и подготовкой к действию, используется Go/NoGo тест, впервые примененный в 1977 году Симсоном, и его модификация, двустимульный тест, разработанный в лаборатории нейробиологии программирования действий. В отличие от “oddball” парадигмы, в указанных тестах межстимульный интервал составляет не менее 1 секунды, стимулы предъявляются по отдельности либо парами: предупреждающий стимул и стимул, инициирующий или запрещающий моторный ответ. Испытуемый готовится к ответу после предупреждающего стимула и должен нажимать на кнопку после инициирующего стимула (Go  пробы) или воздерживаться от нажатия после предъявления запрещающего стимула (NoGo пробы). В результате, в том случае, когда испытуемый нажимает на кнопку после инициирующего стимула, вызванный ответ содержит мощное положительное отклонение потенциала в интервале 200-300 мсек. с максимумом амплитуды в теменных отделах, названный компонентом вовлечения в деятельность (КВ). В случае подавления подготовленного ответа после предъявления запрещающего стимула возникает выраженное позитивное отклонение потенциала в интервале от 300 до 400 мсек., имеющее лобно-центральное распределение по скальпу и получившее название компонента подавления (КП). КВ связывают с процессом вовлечения в деятельность и подготовкой к моторному ответу, а КП – с процессом принятия решения и активным подавлением действий. В исследованиях, проведенных у детей с проявлениями СДВГ, было обнаружено достоверное уменьшение амплитуд КВ и КП по сравнению со здоровыми сверстниками, что является отражением нарушения процесса селекции действий при этом заболевании /Кропотов Ю.Д. и др., 1999, 2005/.

1.5.2. Механизмы формирования СДВ
Причины СДВ сложны и остаются недостаточно выясненными, несмотря на многочисленные исследования. Анализ литературы, касающейся этиологии СДВ, позволяет выделить три блока причин: причины биологического характера, влияния окружающей среды, психосоциальные воздействия /Quay H., 1988/. Поскольку в настоящее время трудно обозначить ведущий этиологический фактор, СДВ рассматривается с позиции широкой биопсихосоциальной патологической модели. При этом большинством исследователей отмечается, что СДВ имеет в своей основе биологические факторы, а не является результатом плохого воспитания или неблагоприятной домашней обстановки /Бадалян Л.О. и др., 1993; Уэндер П., Шейдер Р., 1998/.
Согласно Кропотову и др. (1999, 2005), центральное место в генезе СДВ принадлежит отклонениям в созревании в детском возрасте областей фронтальной коры и базальных ганглиев, что приводит к поломке механизмов селекции программ действий, вызывает нарушения внимания и различные изменения поведения. Однако в настоящее время высказываются и другие соображения относительно вызывающих его причин.
Ведущая роль в генезе СДВГ может принадлежать дисфункции нейромедиаторных систем мозга (норадреналиновой, дофаминовой, серотониновой) /Бадалян Л.О. и др., 1993, Заваденко Н.Н. и др., 1997; Cowan D., 2000; Zametkin A., Rapaport J., 1987/. Это подтверждают сведения о том, что препараты, вызывающие выделение катехоламинов в синаптическую щель и тормозящие их обратный захват пресинаптической мембраной, оказывают на него выраженный терапевтический эффект.  Существенное значение может иметь также нарушение баланса нейромедиаторов /Feng Y. et al., 2005; Laurin N. et al., 2005; Malone M. et al., 2002; Quist J. et al., 2003/.
Теория пониженного возбуждения, выдвинутая Саттерфильдом /Satterfield J. et al., 1974/, и норадренергическая гипотеза, предложенная Заметкиным /Zametkin A., Rapaport J., 1987/, в своей основе предполагают, что детям с СДВ свойственен низкий уровень возбуждения в связи с ослаблением восприятия сенсорных стимулов всех модальностей, воздействующих на ЦНС. Это может быть следствием снижения норадренергической активности на уровне ретикулярной формации и, возможно, в базальных ганглиях. В результате ребенок включается в процесс поведения, направленный на поиск новых стимулов, демонстрируя интенсивный, но кратковременный интерес к новым стимулам, вертя объекты в руках, обнюхивая и пробуя их на вкус /Lubar J., 1991,1995/. Таким образом, СДВ может отражать особенности обработки поступающей информации, и, следовательно, восприятия окружающего мира и способа реагирования на него. Характерной чертой синдрома является снижение уровня мотивации и ослабление усилий, направленных на решение задач, кажущихся скучными, незначимыми или слишком сложными /Любар Дж., 1998/.
Часть исследователей рассматривают роль наследственных факторов в генезе СДВГ. Согласно имеющимся наблюдениям, он значительно чаще проявляется у монозиготных близнецов (по сравнению с дизиготными), в семьях, где у одного или обоих родителей, ближайших родственников в анамнезе отмечались симптомы СДВГ /Уэндер П., Шейдер Р., 1998, Cantwell D., 1972; Gualtieri C., 1990; Neuwirth Sh., 1999; Pauls D. et al., 1983/. Помимо этого у родителей детей с СДВ чаще, чем среди населения в целом, встречаются алкоголизм, асоциальная психопатия и асоциальные расстройства /Уэндер П., Шейдер Р., 1998/.
Немаловажную роль в возникновении синдрома могут играть неблагоприятные факторы, влияющие на плод в течение перинатального периода, в частности, некоторые лекарства, принимаемые матерью, курение, употребление алкоголя, эмоциональные стрессы, а также токсикозы, патология родовой деятельности (асфиксия новорожденных, длительные роды) и т.д. Считается, что возникновению СДВ также способствуют заболевания матери во время беременности, первая по счету беременность, возраст матери моложе 20 лет, а также переношенная (но не недоношенная) беременность, заболевания ребенка на первом году жизни /Бадалян Л.О. и др., 1993; Hartsough C., Lambert N., 1985; Neuwirt Sh., 1999; Ross D., Ross S., 1982/.
Функциональные изменения в деятельности корковых областей и подкорковых структур, приводящие в формированию СДВ, могут иметь морфологические предпосылки. Важная роль в генезе детской гиперактивности отводится специфическим нейроморфологическим изменениям, затрагивающим, главным образом, лобную и сенсомоторную кору, базальные ганглии и срединные структуры.
Показано, в частности, что у детей с СДВГ меньше объем головного мозга (на 4,7-5 %), по сравнению со здоровыми детьми соответствующего возраста и пола, меньше размеры передних отделов правой лобной доли, передних участков мозолистого тела и др. /Castellanos D. et al., 1996; Filipek P. et al., 1997/.
Изучение мозгового метаболизма при СДВГ показало уменьшение метаболической активности в лобных зонах /Filipek P. et al., 1997/. Уровень снижения обмена в этом регионе значительно коррелировал со степенью выраженности признаков заболевания. Снижение метаболической активности отмечено также в базальных ганглиях и, напротив, ее увеличение – в сенсомоторной коре. У детей с СДВГ обнаружено также уменьшение мозгового кровотока в лобных отделах, в области базальных ганглиев и среднего мозга /Бадалян Л.О. и др., 1993/. Сокращение кровотока в префронтальных отделах особенно значимо во время выполнения интеллектуального задания, т. обр. снижение кортикального метаболизма в центральных и фронтальных областях тем существеннее, чем больше прилагается усилий при попытке сконцентрироваться, а это ведет к ухудшению выполнения задачи /Lubar J., 1991/.  Предполагается, что выявленные нейроанатомические, гемодинамические, обменные нарушения могут обусловливать снижение тормозного контроля двигательной активности, обеспечиваемого, главным образом, лобной корой и хвостатым ядром.
Формирование представлений о природе СДВГ тесно связано с развитием представлений о минимальных мозговых дисфункциях (ММД). Полагают, в частности, что СДВГ представляет собой один из вариантов ММД /Заваденко Н.Н. и др., 1997/. Согласно генетической концепции, этиология этого синдрома связана с врожденными характеристиками темперамента, низкой реактивностью ЦНС. Низкая возбудимость ЦНС может отражать отставание в развитии структур ретикулярной формации ствола мозга.
Таким образом, причины СДВ многочисленны и разнообразны. Вследствие этого  выяснения его механизмов продолжается и в настоящее время, представляя существенный теоретический и практический интерес.   
Записан

"оказаться ни с чем после жизни, наполненной дисциплиной и тяжким трудом, ничуть не лучше, чем остаться беспомощным после бесцельно и бестолково прожитой жизни обычного человека" http://www.eminem.com/videos
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:        Главная

Postnagualism © 2010. Все права защищены и охраняются законом.
Материалы, размещенные на сайте, принадлежат их владельцам.
При использовании любого материала с данного сайта в печатных или интернет изданиях, ссылка на оригинал обязательна.
Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC